В МЕРТВОЙ ЗОНЕ

Без очков, с закрытыми глазами и растрепанными волосами Лилиан Инглиш вновь стала похожа на человека.

На хорошего, кстати говоря.

Я набрал 911 и вызвал «Скорую», а потом уселся в потертое кресло с обивкой в цветочек и принялся ждать приезда врачей. А если миссис Инглиш мертва? Еще одна жертва в войне, победить в которой у нас практически не было шансов. Очередная ошибка на моей совести.

Вскоре послышалась сирена «Скорой». Вуди Портер и Бад Свит нащупали пульс, и я с облегчением вздохнул. Они погрузили носилки с моей учительницей в «автобус», — по выражению Вуди.

— У нее есть друзья или родственники? Звякнешь им? — попросил меня Бад, захлопывая дверцы машины.

— Конечно, — выдавил я.

Вернувшись в домик миссис Инглиш, я потащился по коридору на кухню, оклеенную обоями с колибри. Папе звонить не хотелось, но я чувствовал себя в долгу перед миссис Инглиш. Я снял трубку нежно-розового телефонного аппарата и… застыл.

Моя рука задрожала.

Я забыл номер нашего домашнего телефона.

«Очевидно, я нахожусь в шоковом состоянии», — попытался убедить себя я, прекрасно понимая, что дело совсем в другом. Со мной творится что-то странное, и я не понимаю почему. Я зажмурился, стараясь сконцентрироваться. В моей голове крутились десятки сочетаний цифр. Телефоны Лены, Линка, Гэтлинской библиотеки. Но нужной комбинации я обнаружить не мог.

Впервые за последние сто пятьдесят лет Лилиан Инглиш не явилась на работу. Доктора поставили ей диагноз: «крайнее переутомление». Полагаю, они оказались недалеки от истины. Абрахам и Сэрафина могут замучить кого угодно и без помощи королевы демонов.

Урок английского провел за нее директор Харпер. Он собрал наши контрольные, которые наверняка и не думал проверять, класс постепенно опустел, и мы с Леной остались одни.

Нам обоим хотелось подольше здесь задержаться. Вот где миссис Инглиш была не безвольной марионеткой, а самой настоящей королевой! Настоящая миссис Инглиш твердо вершила правосудие, хоть и не являлась Колесом судьбы. На ее уроках никому не было пощады. После инсценировки «Сурового испытания» мне в принципе стало ясно, почему Лилум выбрала тело моей преподавательницы.

— Я должен был догадаться раньше… она давно сама не своя, — заявил я. — Да и глаза у нее стали жутковатыми!

— Считаешь, Лилум вела уроки английского?! — воскликнула Лена.

— Королева иногда вселялась в тело миссис Инглиш, если Абрахам и Сэрафина заявились к ней домой.

Мы молча сидели в разных рядах. Сегодня я выбрал «мертвую зону» — такой уж выдался денек. Накануне я пересказал Лене детали визита Сэрафины и Абрахама, умолчав только о своем приступе амнезии. Не хотелось волновать ее. Лена поверила мне, но никак не могла осознать происшедшее. В общем, ее сложно упрекнуть. Я присутствовал при этом кошмаре, но понимал немногим больше, чем она.



— А зачем нам искать «Единого, кто стал двумя»? — донесся из зоны видимости голос Лены.

Она очень расстроилась. Возможно, из-за того, что речь шла об ее матери.

— Ты опять пропустила мой монолог?

— Нет, Итан! Но что способен сделать этот «Единый», чего не можем мы? Как он призовет новый порядок?

Она встала из-за парты и уселась на стол миссис Инглиш, болтая ногами. А Лена права. Кроме того, именно ей, по словам Лилум, предстоит сыграть главную роль.

— А как ты будешь «провозглашать» новый порядок? — спросил я.

— Без понятия, — пожала плечами она.

— Давай пороемся в Lunae Libri?

— Ага, сейчас! — раздраженно откликнулась Лена. — Поищем что-нибудь на букву «Н» — «Новый порядок»! Или на «П» — «Провозглашать»! Или «Психованная» — в самый раз.

— Ладно тебе!

— Ничего я не знаю, — произнесла Лена. — Но меня гораздо больше беспокоит другой вопрос — почему я? Я же все разрушила!

Лена выглядела измотанной. Черная футболка пропиталась потом и прилипла к телу, ожерелье запуталось в длинных волосах.

— А если без тебя нельзя было обойтись? Иногда, прежде чем что-то починить, надо эту вещь обязательно сломать.

— Как же…

— Слушай, пойдем отсюда… Мне на сегодня хватит разговоров о суровых испытаниях.

— Мне тоже, — с готовностью согласилась Лена.

Держась за руки, мы зашагали по коридору. Волосы Лены начали завиваться и подниматься вверх под дуновением чародейского бриза. Поэтому я совсем не удивился, что миссис Хестер даже не посмотрела в нашу сторону, сосредоточившись на своем фиолетовом маникюре. Мы с Леной миновали ее, оставив за спиной и мир демонов, и мир смертных.

Озеро Моултри действительно превратилось в пересохшую, дымящуюся коричневую лужу. На берегу — ни души, лишь плакат, криво воткнутый в склон, напоминал о том, что здесь побывали миссис Линкольн и сотоварищи. Сообщество напряженно следило за развитием Апокалипсиса и призывало граждан сообщать о его проявлениях. Она даже свой номер телефона внизу оставила.



— Что значит проявления Апокалипсиса? — с трудом сдержав улыбку, осведомилась Лена.

— Не представляю. Но если мы попросим, то миссис Линкольн завтра разместит тут подробные пояснения. Например: «Рыбалка и вывоз мусора запрещены», «Призывание дьявола запрещено», «Запрещена жара, саранча и нашествия вексов».

— И кровавые реки, и человеческие жертвоприношения также, — подхватила Лена, пиная засохшую грязь.

— Не будем подавать Абрахаму такие идеи!

— Не забыл, как мы были здесь последний раз? — тихо произнесла Лена.

— Когда ты сбежала от меня с Джоном Бридом? — поддразнил ее я, срывая высохший камыш.

— Не надо. Пусть останется только хорошее, — прошептала она.

— А его было очень много.

Она улыбнулась, и я понял, что этот момент мы оба запомним навсегда.

Как и тот день, когда я нашел ее в саду Гринбрайра, всю в слезах. Иногда я смотрел на нее, и мне казалось, что время останавливается. А потом я вновь убеждался в том, что никакая сила не сможет разлучить нас.

Мы стояли возле мертвого озера, вдали от чужих глаз. Я прижал Лену к себе и крепко поцеловал. С каждой секундой боль, пронзающая мое тело, усиливалась, а сердце билось как безумное. Кроме нее, мне не нужен никто. Только бы чувствовать, как она прикасается ко мне, как целует меня, нежно прикусывая нижнюю губу. Вот и все.

Кроме того, скоро и впрямь может наступить конец света.

Лена закрыла глаза, я последовал ее примеру.

Возможно, мы ничего не выясним. Ведь будущее непредсказуемо.

Зато мы узнали, что такое любовь.

20.11


3156979780255373.html
3157050072775979.html

3156979780255373.html
3157050072775979.html
    PR.RU™